Издревле сладостный союз
Поэтов меж собой связует:
Они жрецы единых муз;
Единый пламень их волнует;
Друг другу чужды по судьбе,
Они родня по вдохновенью.

А. C. Пушкин

«Продолжить жизни письмена…»

Коростелёва Валентина Абрамовна

             Цена

 Из года в год дорога вьётся

Среди страстей и тишины.

Наверно, жизнь не зря даётся,

Наверно, жизни мы нужны.

 

Хоть не просты её дороги

И с ног сбивает ветер, лих, -

Не зря, не зря – её уроки!..

Но нелегка цена за них.

 

               Свистят ветра

 

Свистят ветра – до снега, до метелей,

Как будто прорван неба окоём,

Свистят ветра, как будто ошалели,

Как будто мы на полюсе живём.

 

И туча мчит корабликом бумажным,

Как будто треснул где-то белый свет,

Свистят ветра, а нам совсем не страшно:

Есть тёплый дом, и кухня, и обед.

 

И это всё совсем не мало стоит, -

Не сжечь ничем, не заморозить льдом.

Свистят ветра, кругом деревья стонут,

Но - вместе мы, а, значит, всё ладом.

 

       Не пропустить бы…

 

Уже не так спешат рассветы,

В природе зреет поворот…

Не пропустить бы вовсе лета

В пылу эмоций и забот.

 

Ещё не всё душой воспето,

И радость плавится в груди,

Ещё надеюсь на рассветы –

Где сны и тёплые дожди.

 

 Вовсю дышать, легко смеяться,

Встречать надежды корабли,

Ещё так хочется набраться

И сил, и веры, и любви…

 

             Участье

 

Нет уже резона жить иначе,

Коль давно пленила красота.

От стихов хороших вдруг заплачу,

Их не так уж много, господа.

 

Вдруг сойдутся времена и части,

Сотворят божественный уют…

Чья-то боль, а, может быть, и счастье

В душу без труда перетекут.

 

Поднимает ввысь участье это,

И необъяснима красота.

От стихов хороших больше света.

Их не так уж много, господа.

 

         Вот ещё бы…

 

Скрылась бабушка с корзинкой

В перелеске, в тишине…

Манят летние картинки,

Будоражат чувства мне.

 

Ясно небо голубое,

Уток нежит водоём…

Пахнет влажною листвою

И хорошим летним днём.

 

За спиной - зима, потери,

И надежды уголёк.

…Вот ещё бы – тихий берег,

Речка чистая у ног,

 

Да купальниц хороводы…

И судьба шепнёт душе,

Что без матушки-природы

И не люди мы уже…

 

        Чашка кофе

 

То под солнцем, то во мгле -

Наши души, наши лета.

Чашка кофе на столе –

И уже течёт беседа…

 

Сей напиток – просто маг,

Вот и вы сказать могли бы,

Что без кофе – ну, никак –

В наших буднях хлопотливых.

 

Ну, конечно же, - никак,

Пригубил, и дело в шляпе,

Без него не мог Бальзак,

И Бетховен, и Шаляпин.

 

В колдовской игре его

Испарятся ахи, охи…

Целый мир в люблён в него!

Чашка кофе, чашка кофе…

 

                  Аховые времена

 

Где опору найти? Никому-то не верится,

Кто вверху, кто внизу, - ничего не изменится,

Где то время, когда были сёстрами-братьями,

И умами владели не банкиры – писатели!

 

А беда матереет, и пухнет, и множится…

Надо к Богу торить не простую дороженьку,

Поглядеть на себя в это зеркало надо бы,

Чтобы Русь наконец с головы встала на ноги!

 

             Есть такое время…

 

Всюду листья кружат, но чисты колодцы,

И усталый дождик моросит опять…

Есть такое время – осенью зовётся,

Есть часы такие – сердцу благодать.

 

 

Кажется, немало и народа рядом,

Тот хорош, и этот, только вот не свой…

Есть друзья такие – всё прочтёшь во взгляде,

Есть сердца такие – дарены судьбой,

 

День, другой, и в небе воссияет просинь,

Свежий ветерочек душу обовьёт…

Обо всём расскажет, если слушать, осень,

Тайною тропою к свету поведёт…

  

           От печки

 

Меня выпаривали в шапке

В избе, в ноябрьскую пургу,

Не очень веря, что в ушанке

Я выжить, слабая, смогу.

 

Не подкачала печка всё же,

И, лишь пришла пора ходить,

Все снова ахнули: «Не может!».

И всё. И некого судить.

 

Но бабка, милая, родная,

Одна планиде не сдалась

И как никто природу зная,

За дело вечное взялась.

 

У Бога помощи искала

И, осушив глаза платком,

Она к реке со мной спускалась,

Лечила солнцем и песком.

 

А после - в гору, в гору, в гору,

Да с ношей, сонной и больной...

И уходило это горе.

Другое ждало за спиной.

 

Ах, эта русская судьбина!

Болезни, ссылка и война.

И жизни путь - такой недлинный,

И в доме стареньком одна...

 

 …Когда судьба - до малой тропки -

Как поле русское, видна,

Дай Бог не мелко и не робко

Продолжить жизни письмена…

 

       Ржавая осень

 

Ветры листья вовсю уже косят,

И цветам не сносить головы.

Эта поздняя ржавая осень

Уж не дарит надежды, увы.

 

То дожди, то нешуточный холод,

Ошарашено стынут дома…

У природы, конечно же, - довод,

Но душе неуютно весьма.

 

Всё, что пело, сияло и грело –

Разом всё улетело-ушло:

Пел рассвет, сердце жарко горело,

Даже вечером было светло.

 

Остаётся повынуть запасы,

Только что там? Дела и дела,

Неужели промчались напрасно

Эти дни – от светла до светла?

 

Нет, конечно, но дождь вымывает

Счастья редкого несколько дней,

Только строки ещё согревают

Так, что сердце забьётся сильней,

 

Только тропку укажет рябина,

Где грибы и озёрный уют,

Только всполохи клёнов любимых

Вдруг слезой на глаза набегут…

                

              В опале

                                           Деду моему, Е.С.Фоминых

 

… А ему всего-то пятьдесят –

Сеять хлеб, рожать детей кудрявых,

А его – и в нищету, и в ад,

А детей – налево и направо…

 

 … Лес, работа. Норма – лишь на треть,

Но болят спина и поясница,

Обернулся – чудище-медведь…

С белым светом не успел проститься.

 

Привезли на станцию Гора,

Крики, бесполезные вопросы…

Головой качали доктора

И украдкой смахивали слёзы:

 

«Расплодилось горе на земле,

Ходит ходуном несчастий брага…»

И лежала где-то на столе

С реабилитацией бумага…

 

   У иконы Пантелеймона

  

Что делать, и порой недуги гложат,

Кому-то вовсе в этом не везёт…  

Помолимся, а вдруг да и поможет?

Помолимся, а вдруг да и спасёт?

 

А он давно привык всё это слушать,

Но не изменит лада своего:

«Лечите, - отвечает, - свою душу.

Иначе не смогу я ничего».  

                        

                 Картошка

 

«На картошку!..», и тут не до лени,

Ниоткуда пощады не жди,

И, бывало, - с простудой в бореньи,

И, бывало, в грязи по колено,

Коли сыпали дружно дожди.

 

Нынче гладкой для форсу и чистой

Сколько хошь - то красней, то белей,

Но была та картошка душистой,

Да с огурчиком хрустным, речистым,

Да с родных благодарных полей!..

 

 

      В осеннем театре

 

Кто знает, чем эта пора

Так привлекательно-желанна? -

Когда холодные ветра,

Слепые ранние туманы.

 

Молчат речные берега,

И замерли речные воды,

Но щедрой осени рука

Полна подарков от природы.

 

В округе снова тишина,

Уже глаза сомкнули дачи,

Встаёт бесхозная луна –

Не для любви, а наудачу.

 

И лишь осины держат форс,

Ещё горят вовсю свечами,

И нерешительный мороз

Роль репетирует ночами…

 

     Встреча в библиотеке

 

Сгустился вечер, веет зимней ночью,

Напротив лица – строги и тихи.

Стихи читаю бабкам в час урочный,

Сомненье гложет: что для них – стихи?

 

Я – о весне, когда снежищи тают,

И солнце – в лёт, и птичьи голоса…

И вижу, как глаза их расцветают,

Хотя давно повыцвели глаза.

 

… О том, что не бывает жизни гладкой,

Но лечит всё родной земли краса…

А, может, где-то здесь – родная бабка,

Бывают же на свете чудеса!

 

От этой мысли я почти немею,

Но слова ждут читатели мои, -

И, как могу, как смею, как умею,

Я нынче объясняюсь им в любви…

 

            Над рекой

 

Сияла церковь, всем - отрада,

А нынче лишь бурьян у ног,

И всё вокруг – как так и надо,

Но ведь не надо, ей же бог!

 

Она сияла над рекою,

Светила летом и зимой –

И тем, кто душу свою строил,

И тем, кто плыл порой ночной,

 

И всем хватало Веры, Света,

И на сто вёрст краса легла,

И в честь её певали ветры,

Цвели заречные луга…

 

А ныне – как укор живущим,

Её развалины стоят,

И тронут чем-то неминучим

Её, пронзённый болью, взгляд.

 

И всё же тянет к ней подняться,

Где высь по-прежнему светла…

Но нелегко дождаться счастья

Там, где летели слишком часто,

Как головы, колокола…

                                        04.01.17