Издревле сладостный союз
Поэтов меж собой связует:
Они жрецы единых муз;
Единый пламень их волнует;
Друг другу чужды по судьбе,
Они родня по вдохновенью.

А. C. Пушкин

Зимний этюд

Анисимов Игорь Сергеевич

Бежал человек по глубокому снегу,

Страницу судьбы своим телом листая.

И мысли стучали ритм этому бегу:

«Даст Бог – одиночка. Беда, если – стая!»

 

За ним по-хозяйски шёл волк. Здесь его дом.

Изящны прыжки и холодный рассудок.

Был тот человек для него эпизодом,

Волк мыслил одно: «Я наполню желудок».

 

Пот режет глаза – солнца луч ярко светит.

Снег держит кандально – и падает «узник».

«Пусть волк в этом лёгкость добычи подметит», –  

Встаёт с разворотом. «Теперь, луч – союзник».

Их взгляды спаялись желанием грозным.

Кого позовёт жуткий голос из бездны?

Клыки заблестели на солнце морозном:

Две пары – природных, и пятый – железный.

 

Слыл каждый из них для своих добрым малым,

Но, жизнь – на весах, превращает в садиста…

Наст белый окрасился набрызгом алым,

Так краскою брызжет баллон граффитиста.

 

Жизнь волчья легка у судьбы в коромысле –

Он рухнул на снег… Кровь – из шеи, из века.

А в две головы пришли равные мысли:

«В коварстве – нет зверя страшней человека!»

 

И всё завершилось. Вполне лаконично.

Художник устал. Волк – красавец, махина!

Не без сожаленья, но всё же цинично

Он вытер о шерсть остриё мастихина.