Издревле сладостный союз
Поэтов меж собой связует:
Они жрецы единых муз;
Единый пламень их волнует;
Друг другу чужды по судьбе,
Они родня по вдохновенью.

А. C. Пушкин

Первый год блокады Ленинграда

Верковский Вадим Владимирович

Зимой нещадной в первый год блокады

Страшней, чем голод, холод нас пытал.

И от него нам не было пощады

в укрытьях из пальто и одеял.

Как не хватало нам тепла и света:

забиты окна, в стенах мрак и смрад,

и между днём и ночью грани нету...

Живые рядом с мёртвыми лежат.

 

Казалось нам: конца зимы не будет

в тот самый страшный первый год войны;

нас Лермонтов и Гёте не осудят

за то, что книги их в печи сожгли.

Стихи их до войны нам грели души.

В печи от них мерцал лишь тусклый свет;

тепло давали и сгорали лучше

ореховая мебель и паркет.

Дрова и хлеб мерилом стали жизни,

а золото - разменным барахлом.

В стенах промёрзших стыли даже мысли,

отсчитывал срок жизни метроном.

 

Измученный блокадой, гордый город

спасительной весною смог ожить;

ещё в стенах домов таился холод

и мёртвых надо было хоронить.

В начале лета сняли одеяла

с разбитых окон - ослепил нас свет!

Мы в зеркале себя вдруг увидали -

в нём привидений виделся портрет.

 

Под солнышком июньским мощи грели

дистрофики, им грезилась еда.

Мы от цинги с деревьев листья ели,

нам выжить помогала лебеда.

Непокорённый город под обстрелом

блокадным летом заново стал жить.

Звонки трамваев в нас вселили веру -

мы выстоять должны и победить!